21. ВЛЕЧЕНИЕ ДУХА. ВОЖДЕЛЕНИЕ ПЛОТИ (продолжение)

 

   Когда Керри пришла в парк,  Герствуд  давно  уже  ждал  ее.  Кровь  его

кипела, нервы были  взвинчены.  Ему  хотелось  поскорее  увидеть  женщину,

которая накануне сумела так глубоко взволновать его.

   - Наконец-то! - вырвалось у него при виде Керри.

   Он с трудом сдерживал себя, но в груди у него расцветала  весна,  и  он

испытывал необычайный подъем, не лишенный, впрочем, трагизма.

   - Да, это я, - весело отозвалась Керри.

   Они пошли по аллее,  словно  направляясь  к  заранее  намеченной  цели.

Герствуд упивался близостью молодой женщины. Шуршание ее нарядного  платья

звучало музыкой в его ушах.

   - Вы довольны? - спросил он, подразумевая ее вчерашний успех.

   - А вы? - в свою очередь спросила Керри.

   Герствуд вспыхнул при виде улыбки, которой она наградила его.

   - Это было изумительно, - ответил он.

   Керри радостно засмеялась.

   - Я давно уже не видел такой игры! - добавил Герствуд. Он  воскрешал  в

памяти восторженные впечатления минувшего вечера, и  к  ним  примешивалось

радостное сознание, что Керри в эту минуту с ним.

   А она наслаждалась тем вниманием, каким окружал ее  этот  человек.  Она

оживилась и вся засияла каким-то внутренним светом. В каждом звуке  голоса

Герствуда она чувствовала, как велико его тяготение к ней.

   - Благодарю вас за цветы, - сказала она, помолчав. - Они прекрасны!

   - Я очень рад, что они вам понравились, - просто ответил Герствуд.

   Его не покидала мысль о том, как он еще далек  от  цели.  Ему  хотелось

говорить о своем чувстве. Казалось, почва была  вполне  подготовлена.  Его

Керри  шла  рядом  с  ним.  Он  с  радостью  немедленно  приступил  бы   к

решительному разговору, но, увы, сейчас у него почему-то не хватало  слов,

и он не знал, с чего начать.

   - Вы благополучно добрались до  дому?  -  довольно  угрюмо  спросил  он

вдруг. В его голосе теперь звучала жалость к самому себе.

   - О да! - беспечно ответила Керри.

   Герствуд пристально посмотрел на нее; замедлив шаг, он поистине сверлил

ее взглядом.

   Волна страсти нахлынула на нее.

   - А как будет со мной? - спросил Герствуд.

   Этот вопрос смутил Керри. Она поняла, что наступает решительная минута,

но не знала, что отвечать.

   - Право, не знаю, - сказала она.

   Герствуд прикусил губу. Он остановился и стал рассеянно водить по траве

носком ботинка. Подняв глаза, он с мольбой и нежностью посмотрел на Керри.

   - Неужели вы не уйдете от него? - взволнованно спросил он.

   - Не знаю, - ответила Керри, которой казалось, что она бездумно  плывет

куда-то по воле волн и ей не за что ухватиться.

   Надо сказать, что она находилась в  крайне  затруднительном  положении.

Перед ней стоял человек, который ей очень, нравился, который имел  на  нее

сильное влияние, - такое сильное, что  заставил  ее  поверить,  будто  она

питает к нему глубокую страсть. Керри по-прежнему находилась в его  власти

- его проницательный  взгляд,  его  учтивые  манеры,  элегантность  одежды

просто завораживали ее. Она глядела на него и видела  перед  собой  самого

обаятельного, самого приятного  ей  человека,  который  склонился  к  ней,

переполненный  чувством,  вызывавшим  у  нее   восторг.   Она   не   могла

противостоять  его  темпераменту,  его  горящим  глазам  и  не  могла   не

испытывать того, что испытывал он.

   И все же ее томили тревожные мысли.

   Что Герствуду известно о ней? Что говорил ему про нее Друэ? Считает  ли

Герствуд ее женою молодого коммивояжера? Собирается ли он жениться на ней?

Даже слушая его, тая от его слов и глядя  на  него  светившимся  нежностью

взглядом, она не переставала думать о том, говорил ли ему Друэ, что они не

женаты? Никогда нельзя предусмотреть, что скажет или сделает Друэ.

   Однако любовь Герствуда не доставляла ей  никаких  огорчений.  Знал  он

что-либо или нет, но она никогда не замечала даже тени  упрека.  Очевидно,

он искренен. Страсть его горяча и неподдельна. В его словах  чувствовалась

сила. Но что же ей делать? Керри не переставала  размышлять  об  этом,  не

приходя ни к какому определенному решению, наслаждаясь любовью Герствуда и

беспомощно барахтаясь во власти потока, уносившего ее  в  безбрежное  море

неизвестности.

   - Почему вы не уходите от него? - с  нежностью  сказал  Герствуд.  -  Я

обеспечу вас так, что...

   - О, не надо! - прервала она его.

   - Не надо чего? - спросил он. - Что вы хотите этим сказать, Керри?

   На ее лице отразились смятение и горе. Ее как ножом полоснули  слова  о

каком-то "обеспечении" вне крепкой ограды брака.

   Герствуд тоже понял, что у него вырвалась чрезвычайно неудачная  фраза.

Он тщетно пытался взвесить ее последствия, но ничего не  мог  предугадать.

Он продолжал говорить, разгоряченный близостью Керри,  и  в  то  же  время

напряженно обдумывал план действий.

   - Почему вы не хотите? -  снова  спросил  он,  придавая  своему  голосу

особую почтительность. - Ведь вы знаете, что я не могу жить без вас...  Вы

это знаете... Так больше не может продолжаться... Я думаю, вы и  сами  это

видите.

   - Да, не может, - согласилась Керри.

   - Я не стал бы просить вас, если бы... я не стал  бы  уговаривать  вас,

если бы я мог побороть себя. Взгляните на меня, Керри! Поставьте  себя  на

мое место! Ведь вы не захотите расставаться со мной, правда?

   Керри в глубоком раздумье покачала головой.

   - В таком случае почему бы не покончить с этим раз навсегда?

   - Не знаю, - тихо произнесла Керри.

   - Вы не знаете! Ах, Керри, что заставляет вас так говорить! Не  мучайте

меня! Говорите серьезно.

   - Я говорю серьезно, - ласково отозвалась Керри.

   - Нет, этого не может быть, иначе вы бы так не сказали... тем более что

вы знаете, как я люблю вас. Вспомните вчерашний вечер.

   Герствуд произнес последние слова  самым  спокойным  тоном.  Он  сейчас

прекрасно владел собой. Лишь в глазах его заметно было  беспокойство,  они

горели  ярким,  всепожирающим  огнем.  В  них  сосредоточилось   все   его

внутреннее напряжение.

   Керри все еще молчала.

   - Как вы можете так относиться к этому,  моя  радость?  -  снова  начал

Герствуд немного спустя. - Ведь вы любите меня, правда?

   В голосе его слышалась такая бурная страсть, что Керри была ошеломлена.

На миг все ее сомнения рассеялись.

   - Да, - искренне и нежно ответила она.

   - Тогда уйдем со мной. Хорошо? - горячо заговорил Герствуд.  -  Сегодня

же!

   Несмотря  на  всю  свою  растерянность,  Керри  отрицательно   покачала

головой.

   - Я не могу больше ждать! - настаивал Герствуд. - Если не  сегодня,  то

хотя бы в субботу.

   - А когда мы обвенчаемся? -  робко  спросила  Керри,  совсем  забыв  от

волнения, что Герствуд, как она надеялась, считает ее женой Друэ.

   Герствуд  слегка  вздрогнул,  очутившись  перед  проблемой,  еще  более

тягостной для него, чем для нее. Но он ничем не выдал тех мыслей,  которые

с молниеносной быстротой возникли у него в уме.

   - Когда хотите, - с легкостью ответил он, не желая  портить  очарование

минуты размышлениями об этом проклятом вопросе.

   - В субботу? - продолжала Керри.

   Герствуд кивнул.

   - Если мы в субботу обвенчаемся, я уйду с вами, - сказала Керри.

   Герствуд смотрел на свою очаровательную, заманчивую добычу, которую ему

так трудно было завоевать, и строил  самые  странные  планы.  Его  страсть

достигла тех пределов, когда человек  уже  не  подчиняется  рассудку.  Как

могли тревожить его всякие мелкие препятствия, если в  награду  его  ждала

любовь такой прелестной женщины. Он закрывал глаза на все трудности  и  не

желал отвечать на возражения, которые  холодная  действительность  бросала

ему в лицо. В ту минуту он  готов  был  обещать  что  угодно,  предоставив

судьбе потом выручать его. Он решил пробиться в рай,  а  там  -  будь  что

будет. Он должен хоть раз в жизни познать счастье, хотя бы ценою отречения

от чести и правды.

   Керри с нежностью посмотрела  на  него.  Все  устраивалось  как  нельзя

лучше. Ей хотелось положить голову ему на плечо  -  все  это  казалось  ей

таким счастьем.

   - Я постараюсь быть готовой к тому времени, - сказала она.

   Герствуд любовался ее милым личиком, по  которому  еще  пробегали  тени

боязни и сомнения, и невольно думал при этом, что никогда не  видел  более

очаровательного создания.

   - Мы еще завтра встретимся и поговорим о наших планах, - весело  сказал

он.

   Герствуд шел рядом с ней  по  дорожке,  радуясь  тому,  что  произошло.

Говорил он мало, но не из слов слагалась та длинная повесть о его  радости

и нежности, которую он ей поведал. Только через полчаса он  вспомнил,  что

пора расставаться, так как жизнь  неумолимо  призывала  его  к  исполнению

определенных обязанностей.

   - До завтра! - сказал  он  на  прощанье,  стараясь  держаться  бодро  и

непринужденно.

   - До завтра! - отозвалась Керри и весело пошла прочь.

   Последний час принес ей бездну блаженства, и она уже не  сомневалась  в

том, что по-настоящему любит  Герствуда.  Она  даже  вздохнула,  вспоминая

своего красивого поклонника. Да, она будет готова к субботе, она  уйдет  с

ним, и они будут счастливы!

 

Сканирование и редактирование текста:  HarryFan, 20 March 2001

 

 

Теодор Драйзер "Сестра Керри" - полный текст романа


@Mail.ru