Глава  2    ( Книга 3 )                                   

 

   Сведения, собранные следователем Хейтом и его помощником, были странные

и  настораживали.  На  другое  утро  после  исчезновения  лодки  с  такой,

по-видимому, счастливой и симпатичной четой туристов, по настоянию хозяина

гостиницы, начались поиски - и в Лунной бухте, за островом,  были  найдены

перевернутая лодка, шляпа и вуаль. И немедленно  все  служащие  гостиницы,

проводники и постояльцы, которых  удалось  для  этого  завербовать,  стали

нырять в озеро и обшаривать дно  длинными  баграми  с  крюками  на  конце,

пытаясь отыскать и извлечь из воды  тела  утонувших.  Проводник  Сим  Шуп,

хозяин гостиницы и арендатор лодочной  станции  рассказали,  что  погибшая

женщина была молода и хороша собой, а ее спутник -  по-видимому,  довольно

состоятельный  молодой  человек,  и   поэтому   происшествие   вызвало   у

немногочисленных местных жителей - лесорубов и  служащих  гостиницы  -  не

только интерес, но и сочувствие. К тому же все недоумевали, каким  образом

в прекрасный безветренный день мог  произойти  такой  странный  несчастный

случай.

   Но  еще  большее   волнение   поднялось,   когда   в   полдень,   после

непродолжительных поисков, один из работавших багром - Джон Поль, лесоруб,

- вытащил из воды Роберту, зацепив крюком ее платье; на лице ее - у рта, у

носа, над правым глазом и под ним - явственно виднелись  следы  ушибов,  и

всем присутствующим это обстоятельство  сразу  показалось  подозрительным.

Джон Пол, который вместе с Джо Райнером, сидевшим на веслах, вытащил ее из

воды, взглянув на нее, воскликнул:

   - Ах ты бедняжка! Легкая, как перышко! Не пойму  даже,  как  она  могла

утонуть.

   Он перегнулся через борт и, подхватив Роберту своими  сильными  руками,

втащил ее, мокрую и бездыханную, в лодку; тем временем его товарищи подали

знак другим лодкам, и те быстро приплыли на зов.

   Отведя в сторону длинные густые каштановые  волосы  девушки,  спутанные

водою и скрывавшие ее лицо, Джон прибавил:

   - Вот так штука! Смотри, Джо! Сдается  мне,  малютку  чем-то  стукнули!

Погляди-ка!

   Скоро все лесорубы и постояльцы гостиницы,  подплыв  на  лодках,  стали

рассматривать кровоподтеки на лице Роберты. И как только тело  ее  повезли

на север, к лодочной станции, а на  озере  возобновились  поиски  тела  ее

спутника, были высказаны догадки: "Что-то  здесь  неладно...  Синяки...  и

вообще... И как это лодка могла опрокинуться в такой тихий день?"  "Сейчас

увидим, есть ли там кто-нибудь на дне..." А когда многочасовые  бесплодные

поиски ни к чему не привели, все окончательно решили, что трупа мужчины на

дне скорее всего нет и не было, - страшная, тревожная мысль...

   Вслед за тем в разговоре между проводником,  который  привез  Клайда  и

Роберту со станции, и хозяевами  гостиниц  на  озере  Большой  Выпи  и  на

Луговом было установлено следующее: 1) что утонувшая девушка оставила свой

чемодан на станции Ружейной, тогда  как  Клифорд  Голден  взял  чемодан  с

собою; 2) что было подозрительное противоречие между записями в  гостинице

на Луговом озере и на Большой Выпи: в одной -  Карл  Грэхем,  в  другой  -

Клифорд Голден, хотя, судя по  внешности  (в  чем  убедились  оба  хозяина

гостиниц после тщательного обсуждения), это был, несомненно, один и тот же

человек; и 3) что названный Клифорд Голден или Карл  Грэхем  справлялся  у

проводника, который вез его на озеро Большой Выпи, много  ли  там  в  этот

день народу. После этого смутные подозрения перешли в полную  уверенность,

что дело здесь  нечисто.  Едва  ли  на  этот  счет  оставались  какие-либо

сомнения.

   Прибывшему  следователю  Хейту  немедленно  дали  понять,  что   жители

северных  лесов  глубоко  взволнованы  всем  происшедшим   и   уверены   в

справедливости своих подозрений. Они полагают, что тела  Клифорда  Голдена

или Карла Грэхема никогда и не было на дне озера. И  Хейт,  осмотрев  тело

неизвестной девушки, которое  бережно  положили  на  койку  в  домике  при

лодочной станции, и увидев, что утопленница молода  и  красива,  был  тоже

странно взволнован -  не  только  ее  внешностью,  но  и  всей  окружающей

атмосферой, насыщенной подозрениями.  Более  того,  вернувшись  в  контору

гостиницы и прочитав  письмо,  найденное  в  кармане  пальто  Роберты,  он

окончательно склонился в сторону самых мрачных подозрений, ибо  прочел  он

следующее:

 

   "Луговое озеро, штат Нью-Йорк, 8 июля.

   Дорогая мамочка!

   Мы теперь здесь и собираемся обвенчаться, но это я пишу только для тебя

одной. Пожалуйста, не показывай мое письмо папе и  вообще  никому,  потому

что это пока еще секрет. Я тебе говорила на рождестве, в чем дело, так что

ты не беспокойся, ничего не спрашивай и никому обо мне  не  говори.  Можно

сказать только, что ты получила от меня письмо и знаешь, где я. Не  бойся,

все будет хорошо. Обнимаю тебя, мамочка, и крепко целую  в  обе  щеки.  Не

волнуйся и постарайся убедить папу, что все в порядке, но только не говори

ничего ни ему, ни Эмилии, ни Тому, ни Гифорду, ладно?  Целую  тебя  много,

много раз.

   Любящая тебя Берта.

   Все это пока секрет и должно оставаться между нами, а  немного  погодя,

когда это перестанет быть тайной, я тебе сразу напишу".

 

   В верхнем правом углу листка, так же как и на конверте,  был  штемпель:

"Гостиница "Луговое озеро", штат Нью-Йорк, владелец Джек Ивенс". Очевидно,

письмо было написано утром,  после  того  как  они  провели  ночь  в  этой

гостинице, записавшись под именем мистера и миссис Грэхем.

   Ох, уж это девичье легкомыслие!

   Из письма было ясно, что эти двое остановились в гостинице  как  муж  и

жена и, однако, не были женаты. Хейта передернуло при чтении этого письма,

потому что и у него были дочери и он  их  горячо  любил.  Но  тут  у  него

явилась одна мысль. В округе приближается время выборов; в  ноябре  должны

быть переизбраны на следующее трехлетие  все  местные  власти,  включая  и

следователя, вдобавок в этом же  году  предстоят  выборы  окружного  судьи

(срок его полномочий - шесть лет).  В  августе,  то  есть  примерно  через

полтора месяца, должны состояться окружные конференции  республиканской  и

демократической   партий,   и   тогда   будут   выдвинуты   кандидаты   на

соответствующие должности.  Однако  ни  на  одну  должность,  кроме  поста

окружного судьи, не мог пока рассчитывать нынешний прокурор, поскольку  он

занимал место прокурора уже два срока подряд. Этим он был обязан не только

своему таланту провинциального политического оратора, но  и  тому,  что  в

качестве высшего судебного  чиновника  имел  возможность  оказывать  своим

друзьям различные услуги. Но теперь, если  только  ему  не  посчастливится

быть выдвинутым, а затем и  избранным  на  пост  окружного  судьи,  должен

наступить конец его политической карьере. Беда в том, что за  весь  период

его полномочий не было ни одного значительного судебного процесса, который

помог бы ему выдвинуться и, следовательно, дал  бы  право  рассчитывать  и

впредь на признание и уважение избирателей. Но теперь...

   Происшествие  на   озере   Большой   Выпи,   размышлял   проницательный

следователь,  вполне  может  оказаться  таким  делом,  которое   привлечет

внимание и симпатии населения к этому человеку - нынешнему прокурору, его,

Хейта, близкому и весьма полезному другу. Это благотворно отразится на его

влиянии и репутации, а тем самым и на всем списке кандидатов  его  партии,

так что на предстоящих  выборах  все  они  могут  быть  избраны.  Нынешний

прокурор сможет добиться того, что его не только выдвинут кандидатом, но и

изберут в ноябре судьей на шестилетний срок. Случались в политическом мире

и более странные вещи...

   И Хейт сразу  решил  не  отвечать  ни  на  какие  вопросы  относительно

найденного  письма,  потому  что  оно  обещало   быстро   раскрыть   тайну

преступления, если таковое имело место, и  при  существующей  политической

ситуации сулило славу и почет каждому, кто  будет  причастен  к  раскрытию

этой тайны.

   Одновременно он приказал Эрлу  Ньюкому  и  проводнику,  который  привез

Роберту и Клайда на озеро Большой Выпи, отправиться на станцию Ружейную  и

сказать, что оставленный там чемодан не может  быть  выдан  никому,  кроме

самого Хейта или представителя прокурора. Затем он собирался  уже  звонить

по телефону в Бильц, чтобы проверить, проживает  ли  в  тех  местах  семья

Олден, с дочерью Бертой или Альбертой, но тут (по воле самого  провидения,

как ему показалось) его прервали: двое мужчин и мальчик - здешние охотники

- в сопровождении толпы тех, кто уже знал о трагедии на озере, ворвались к

нему в комнату. У них имеются сведения чрезвычайной важности, заявили  они

и, то и дело перебивая и поправляя Друг друга, рассказали, что в тот день,

когда утонула Роберта, часов в пять вечера они вышли из Бухты Третьей мили

(около двенадцати миль к  югу  от  Большой  Выпи),  собираясь  поохотиться

вблизи этого озера и половить здесь рыбу. И вот, единогласно показали они,

в тот же вечер около девяти часов, когда они  подходили  к  южному  берегу

Большой Выпи, - может быть, мили за три до него, - им  встретился  молодой

человек, которого они приняли за туриста, идущего из  гостиницы  на  озере

Большой Выпи в поселок Бухты Третьей мили. Он был очень хорошо,  щегольски

одет, совсем не как здешний житель. На голове его была соломенная шляпа, в

руках чемодан, и их тогда удивило, почему он идет пешком, да еще  в  такое

странное время, когда наутро мог бы поездом доехать до Бухты Третьей  мили

за один час. И потом почему, встретившись с ними, он так испугался? По  их

словам, столкнувшись с ними в лесу, он шарахнулся в испуге, больше того  -

в ужасе, точно хотел бежать. Правда, фитиль в фонаре, который нес один  из

них, был сильно прикручен, так как вечер был лунный, и шли они очень тихо,

шагом людей, привыкших выслеживать всякого  лесного  зверя.  Но  ведь  эти

места совершенно безопасные,  тут  встречаются  только  такие  же  честные

граждане, как они сами,  и  незачем  было  молодому  человеку  кидаться  в

сторону, точно он хотел спрятаться в кусты. Впрочем,  когда  Бад  Брюнинг,

паренек, который нес фонарь, прибавил в  нем  света,  прохожий  как  будто

пришел в себя, ответил на их приветствие и спросил,  далеко  ли  до  Бухты

Третьей мили. Они ответили, что около семи миль, и он пошел дальше, а  они

продолжали свой путь, обсуждая странную встречу.

   И теперь, поскольку приметы молодого человека в  точности  совпадали  с

тем, как его описывали проводник, везший Клайда  до  станции  Ружейной,  и

владельцы гостиниц на озере Большой Выпи и на  Луговом,  стало  совершенно

ясно: это - тот самый человек, который поехал на лодке с той, что  утонула

в озере.

   Эрл Ньюком сразу же попросил у своего начальника разрешения  справиться

по телефону у хозяина единственной гостиницы  в  Бухте  Третьей  мили,  не

останавливался ли там случайно таинственный незнакомец. Оказалось что нет.

По-видимому, никто, кроме этих трех охотников,  нигде  его  не  видел.  Он

точно растаял в воздухе, хотя вечером в тот же день было установлено,  что

молодого человека схожей внешности, с чемоданом в руке, но не в соломенной

шляпе, а в кепке, на следующее утро после встречи в лесу видели в Шейроне;

он сел на маленький озерный пароход  "Лебедь",  курсирующий  между  Бухтой

Третьей мили и Шейроном. Но потом, его след потерялся. Никто в Шейроне  до

сих пор не мог припомнить, чтобы приезжал или уезжал такой  человек.  Даже

сам капитан показал впоследствии, что он не заметил,  как  высадился  этот

пассажир: на пароходе в тот день было пятнадцать пассажиров, и капитан  не

мог толком припомнить ни одного из них.

   Однако все обитатели Большой Выпи постепенно  пришли  к  непоколебимому

убеждению,  что,  кто  бы  ни  был  этот  субъект,   он   -   отъявленный,

хладнокровный злодей! И все с удвоенной, утроенной силой желали, чтобы  он

был схвачен и арестован. Негодяй! Убийца! И немедленно повсюду  из  уст  в

уста, по телефону, по телеграфу, вплоть до местных газет, вроде "Аргус"  и

"Таймс юнион" в Олбани или "Стар" в Ликурге, разнеслась весть о  волнующей

трагедии на озере; при этом делались намеки, что  тут,  возможно,  кроется

страшное преступление.

 

Сканирование и редактирование текста:  HarryFan, 20 March 2001

 

 

Теодор Драйзер "Американская трагедия" - полный текст романа


@Mail.ru