Сайт поклонников творчества Теодора Драйзера

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Биография/1925-1930

Измученный тяжелой работой над «Американской трагедией», Драйзер 8 декабря 1925 года уезжает вместе с Элен на отдых во Флориду. 

По возвращению в Нью-Йорк, писатель с интересом знакомится с многочисленными рецензиями на роман, рассматривает свой портрет на первой странице воскресного выпуска газеты «Нью-Йорк таймс».

Драйзер и Элен поселились в гостинице «Пасадина». «Отель был старомодный, спокойный, - вспоминала Элен, - однако мы вскоре поняли, что с этого момента в нашей жизни может быть все, кроме спокойствия. Не успели мы распаковать наши вещи, как…сразу окунулись в водоворот событий, вызванных огромным успехом «Американской трагедии». Хорэс Ливрайт предвкушал колоссальный успех. Происходили совещания за совещаниями; шли переговоры о продаже книги для кино, о постановке пьесы за границей, о постановке ее на Бродвее».

Достаточно сложно происходили переговоры об экранизации романа. Представители фирмы «Парамаунт» вели переговоры с Хорэсом Ливрайтом. На заключительной стадии в них включился и Драйзер. Из-за позиции, занятой Ливрайтом, желавшим получить высокие комиссионные, контракт чуть не сорвался. Дело дошло до открытого конфликта между Драйзером и Ливрайтом.

 Элен Ричардсон вспоминала: «Не прошло и двух часов, как Теодор вернулся, сказав:

- Ну, я только что швырнул чашку кофе Ливрайту в физиономию!

- И этим закончилось свидание? – в ужасе спросила я.

- Да, именно этим. Пошел он к дьяволу! Больше не посмеет публично называть меня лжецом! Он наживает массу денег на книге, а теперь еще получил права на пьесу. Десять процентов – это все, что он получит у меня от продажи книги для кино, и точка».

Однако, после письменных извинений издателя, их отношения снова нормализовались «Парамаунт» приобрела права на постановку фильма за 100 тысяч долларов, из которых Ливрайт получил 10 тысяч.

Драйзер между тем продолжал работать. Для одного нью-йоркского журнала он написал серию статей о своих впечатлениях от поездки по Флориде, готовит к изданию новый сборник рассказов.

После успеха «Американской трагедии», читатели стали активно покупать и другие романы писателя – «Гений», «Сестру Керри», «Дженни Герхардт».

  Летом 1926 года Элен и Драйзер отправляются в поездку по Европе. Они посетили страны Скандинавии, Германию, Францию, Австрию.

В начале октября они прибыли в Лондон. Здесь Драйзер собрал необходимый материал для написания «Стоика»: финансовые операции Йеркеса в Лондоне, его отношения с английскими бизнесменами. Писатель встретился с Бернардом Шоу.

22 октября 1926 года на пароходе «Колумб» Драйзер и Элен возвратились в Нью-Йорк. Их встречала целая толпа репортеров.

Драйзер с радостью узнал, что инсценировка «Американской трагедии» идет при переполненном зале в бродвейском театре «Лонгейкр». Он вскоре побывал на спектакле и был до слез тронут игрой актеров.

В конце декабря Драйзер вместе с Элен поселился в двухэтажной квартире в центре Манхеттена. А в январе многие друзья и старые знакомые писателя получили приглашение присутствовать на еженедельных четвергах в его доме. Вскоре драйзеровские  четверги стали хорошо известны среди творческой интеллигенции.

В 1927 году вышел из печати новый сборник рассказов Драйзера «Цепи». Сборник с самого начала пользовался вниманием читающей публики: за короткий период разошлось более 12 тысяч экземпляров книги, чему, конечно, способствовала широкая известность автора «Американской трагедии».

Почти одновременно со сборником рассказов «Цепи» вышло в свет второе издание «Финансиста». Драйзер фактически заново переписал роман, добиваясь большой сжатости и ясности изложения.

Летом 1927 года Драйзер приобрел холмистый, заросший лесом участок земли неподалеку от городка Маунт-Киско, штат Нью-Йорк. «Над озером, на вершине холма, стояла маленькая деревянная хижина, много лет служившая охотничьим домиком, - вспоминает Элен. – Мы перестроили ее и превратили в красивый бревенчатый дом с несколькими верандами. Три-четыре  подземных источника…были превращены в бассейн для плаванья размером в пятьдесят фунтов на сто. Он был обложен камнем; к нему спускались четыре ступеньки…. Вдоль дороги на границе участка Тедди выстроил каменный забор в 850 футов длиною; по эскизу Уортона Эшерика были сделаны две калитки, на которых была надпись «Ироки», что по-японски значит «Душа красок». Это был прелестный, живописный уголок, целый ряд лет доставлявший нам много радости; мы провели немало счастливых часов, стараясь сделать его естественную красоту еще ярче».

В октябре 1927 года Драйзер получает официальное приглашение из Москвы посетить СССР.  Писатель хочет месяц или два поездить по стране. Он получает на это согласие, ему гарантируют оплату расходов по поездке, и Драйзер твердо решает отправиться в длительное путешествие. Элен хочет сопровождать его, но он объясняет ей, что «для того, чтобы иметь возможность свободно разъезжать повсюду, в любых условиях, ему непременно нужно ехать одному».

19 октября Драйзер отплывает в Европу на пароходе «Мавритания».  Во время трехдневной остановки в Париже писатель знакомится в кафе с Эрнестом Хемингуэем. Беседа была не очень продолжительной, так как Драйзер спешил на берлинский поезд.

По приезде в Берлин Драйзер заболел бронхитом. Лечащий его врач заподозрил заболевание сердца и рак легких, он категорически советовал писателю прервать путешествие. Больного навестили Синклер Льюис и его жена Дороти Томпсон, которая также ехала в Москву в качестве корреспондента газеты. Почувствовав себя несколько лучше, Драйзер по совету Льюиса посетил другого врача, который нашел у него лишь бронхит, но также не советовал продолжать путешествие. Однако Драйзер не последовал этим советам и 3 ноября выехал из Берлина в Москву.

По приезде в Москву писатель познакомился  с Рут Кеннел, корреспонденткой журнала «Нейшн», жившей в России уже шестой год. Драйзер приглашает Рут быть его секретарем и переводчицей во время путешествия по СССР, и она сопровождает Драйзера до его отъезда.

Драйзер был неутомимым в стремлении все увидеть самому. Он посещает фабрики, школы, библиотеки, театры, беседует с разными людьми.

26 ноября Драйзер отправился в поездку по стране. Огромное впечатление на него произвел Ленинград. После всего увиденного он сказал своим спутникам, что никогда не видел более красивого города.

Киев с его красивыми улицами напоминает Драйзеру Париж. Он посещает Музей Тараса Шевченко и Киево-Печерскую Лавру.

После посещения выставки украинского искусства в Харькове писатель приобрел для своей коллекции картину работы местного художника.

Затем писатель посещает Ростов - на - Дону, Баку, Тифлис, Батуми. Далее Драйзер едет в Одессу, по дороге делая остановку в Феодосии, чтобы посмотреть картины Айвазовского.

Уставший после 77-дневного путешествия, Драйзер 13 января 1928 года через Польшу едет в Париж.  

В Париже Драйзера встречает Элен. Он выглядел «усталым и измученным. Поездка оказалась для него тяжелой: в дороге он два или три раза болел. Теперь ему хотелось отдохнуть». После нескольких дней в Париже они едут на Ривьеру.

На обратном пути в США Драйзер остановился в Англии, где провел пару бесед с Уинстоном Черчиллем.

В Нью-Йоркском порту ожидала большая группа корреспондентов. Отвечая на их вопросы, он заявил: «Я не был коммунистом, когда уезжал за границу, и я не возвращаюсь коммунистом… Но почему должны быть очереди за хлебом в такой богатой стране, как Америка?... Нигде в России вы не увидите людей без пальто, стоящих в очереди в ожидании остатков хлеба… Сопоставляя свободный и неконтролируемый рост незаконных доходов, который мы наблюдаем здесь, с регулируемым производством, централизованным Советским правительством, я решительно предпочитаю русскую систему».

Не успели газеты опубликовать первые заявления писателя о положении в России, как на него со всех сторон обрушились нападки в незнании истинного положения в СССР и во всяких неточностях. Представитель организации «Американский легион» заявил, что Драйзера в СССР провезли по обычному туристическому маршруту для иностранцев и что он поддался большевистской пропаганде.

Конец весны и лето 1928 года Драйзер работал над книгой о своей поездке по СССР. Сдав рукопись издателям, он вместе с Элен уезжает из Нью-Йорка. По приглашению одного из своих знакомых, ученого-эндокринолога, они проводят три недели в небольшом городке Вудс-Хоул в штате Массачусетс, где находилась Морская биологическая лаборатория. Он наблюдал за научными экспериментами, вел с учеными длинные дискуссии.

По возвращению в Нью-Йорк Драйзер получил неожиданное письмо от Тельмы Кудлипп. Теперь она была замужем за преуспевающим адвокатом и хотела встретиться. Драйзер и Элен пообедали с Тельмой и ее супругом. Из беседы с ней Драйзер узнал, что мать Тельмы, из-за которой он вынужден был уйти с поста редактора журналов фирмы «Баттерик», несколько лет тому назад покончила с собой.

В ноябре 1928 года была опубликована книга «Драйзер смотрит на Россию», в которой писатель изложил впечатления от поездки по СССР. Критика встретила книгу негативно.

Совершенно неожиданно писателю был нанесен жестокий удар, откуда он меньше всего мог  его ожидать. Жена Синклера Льюиса Дороти Томпсон возбудила против Драйзера судебное дело, обвинив его в плагиате. Она провела в ноябре 1927 года несколько дней в Москве и по возвращению в США написала книгу «Новая Россия», и теперь обвиняла Драйзера в заимствованиях из своей книги.

Драйзер отнесся ко всей этой скандальной истории весьма сдержанно, объяснив репортерам, что и он, и госпожа Томпсон, вероятно, пользовались одними и теми же справочными материалами. В это время он был занят подготовкой к печати двух новых книг и не хотел тратить драгоценное время на бесплодную переписку с Дороти Томпсон. Через некоторое время госпожа Томпсон сама отказалась от выдвинутых ею обвинений.

В 1929 году в США разразился экономический кризис. «Ноябрь 1929 года был трагическим месяцем,  - вспоминает Элен. – Внезапно, без всякого предупреждения, на бирже произошел крах, повлекший за собой самоубийства и хаос. Люди пришли в смятение, впали в истерику. Некоторые из наших друзей…были начисто разорены. Даже Драйзер серьезно пострадал, ибо он тоже поддался уговорам хитрого спекулянта-биржевика, убедившего его вложить деньги в какие-то акции и облигации… многие из них совершенно обесценились. К счастью для нас, у Драйзера на руках никогда не бывало подолгу много денег, и он не мог вложить их все; к тому же он был настолько благоразумен, что купил загородный участок в 35 акров. Было ясно, что всю страну ожидало резкое падение уровня жизни…» .

В конце ноября 1929 года издательство «Бони энд Ливрайт» выпустило в свет «Галерею женщин», в которой объединены пятнадцать новелл, рассказывающих о судьбе женщины.

Страна переживала тяжелые времена: экономический кризис 1929 года привел к депрессии и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Драйзеру хотелось собственными глазами увидеть, как реагируют американцы на такую резкую перемену экономического положения. 20 марта 1930 года он отправляется в длительное путешествие по Америке. Вместе с Элен они проехали более 16 тысяч километров, побывали в самых разных уголках страны.

Больше всего Драйзера потрясла безработица, огромные масштабы которой превзошли все, что он ожидал увидеть. Многочисленные встречи с простыми людьми, картины остановившихся фабрик и заводов – все это действовало на писателя угнетающе.

Во время своих встреч с представителями местной прессы Драйзер неустанно критиковал «американский образ жизни». «Мы называем эту страну демократией. В действительности же – это олигархия, - говорил он в мае 1930 года репортерам газеты «Сан-Франциско кроникл». – Правительство расположено на Уолл-стрите, а не в Вашингтоне…Разговоры о демократии – просто шутка».

Около двух недель Драйзер провел у родных Элен в штате Орегон. На обратном пути они остановились в Чикаго, чтобы навестить его брата Рома, содержание которого в меблированных комнатах Драйзер оплачивал. «Он выглядел совершенно заброшенным: одет в какое-то старье, шляпа от дождя полиняла, сапоги рваные. Он ходил согнувшись, привыкнув принимать униженную позу, и мы заметили, как быстро он постарел…». Драйзер забирает Рома с собой, устраивает в семье их сестры Мэйм Бренан и до конца жизни Рома оплачивает все его расходы.

Возвратившись в начале июля 1930 года из поездки по стране, Драйзер сразу же принимается за работу – готовит к изданию первую часть своей автобиографии «Заря». Он уже много лет работал над этой книгой, но все откладывал ее публикацию, так как опасался, что весьма откровенное описание жизни Драйзеров в годы его ранней молодости может не понравится некоторым из его близких родственников. Но теперь он решил завершить работу над книгой и издать ее.

 

 


@Mail.ru